Игровой опыт

В те дни, когда далеко не все ладится, он может найти утешение у двоих из своих пяти братьев. Ре-не и Карел усилили «сине-белый» коллектив в том же 1972 году. В свои 15 и 16 лет они слишком молоды для главной команды, но в молодежной уже не на последних ролях. Кстати, немного свежей крови отнюдь не помешает: клуб планирует большие перемены. Целая группа футболистов выставляется на продажу: Хенк Янсен, Дик Брёйл, Иос Овер-беек, Герард Темпелс, Крис Гётьес, Харри ван Бю-рен и Гус Хувенберг. Еще кто-то сам ведет переговоры с другими командами. Но столп обороны Рул Заайер, хитрый забивала Ситце Веен и один из лучших игроков страны в те годы Андре ван дер Лей нигде ко двору не приходятся и принимают решение остаться. И позже об этом решении не сожалеют. В следующем сезоне команда вдруг начинает нестись вперед, добирается до переходного турнира и весьма неожиданно получает путевку в высший дивизион.
Хиддинка носят на руках. Многие считают, что повышением команда обязана больше ему, нежели тренеру Питу де Виссеру. Последний где-то в глубине души считает так же: «В тактическом смысле Гус ушел намного дальше среднестатистического футболиста, у него всегда есть обоснованное мнение. Если ты начинаешь с ним дискутировать и он с тобой не согласен, то тягаться с ним тяжело. В девяти случаях из десяти он окажется прав». Хид-динк проявляет себя настоящим лидером, который стоит горой за свой коллектив.
В августе в Дутинхем на очередной матч чемпионата приезжает «Фейеноорд». Приезжает расслабиться — погонять мяч против деревни. Они там, в деревне, всегда проигрывают грандам. А у роттердамцев в 1973 году как раз случился небольшой кризис, и подобная легкая прогулка оказалась очень кстати для поднятия команде настроения.
«Фейеноорд» приезжает со всеми своими звездами: Эдди Трейтелом, Диком Шнайдером, Тео де Ионгом, Йоопом ван Дале, Харри Восом, Вимом ван Ханегемом, «беговой лошадью» Петером Рес-селом, Лексом Схунмакером и Йоргом Кристенсе-ном. Игра едва началась, а «Де Граафсхап» уже безнадежно горит — 0:3. «Фейеноорд» рассчитывает спокойно доиграть вполсилы и снижает скорости. И тогда дутинхемцы, ведомые своим десятым номером, в полном составе словно фурии несутся вперед и еще до перерыва четыре раза закатывают мяч в ворота ошеломленного Трейтела.
Третий из этих голов — наиболее красив. Хотя бы потому, что его записывает на свой счет защитник Овергоор. Этот футболист почти никогда не забивает. И потому, когда это случается, приходит в крайнюю степень возбуждения. А поразив ворота самого «Фейеноорда» — в тем более сильную. Защитник, ликуя, бежит по полю и, совершив несколько кульбитов, приводит в экстаз фанатов. Последний кувырок едва не стоит ему жизни. Искусственная челюсть Овергоора отстегивается и попадает ему в горло. Защитник синеет, но никто не видит, как ему плохо. Хиддинк — единственный, кто это замечает, — устремляется к страдающему.
Он хлопает товарища по спине, но протез не сдвигается с места. Судья думает, что Овергоор актерствует, и игру не останавливает. Гус видит, как партнер синеет все сильнее, и боится, что вот-вот наступит смерть от удушья. Врач команды Ван Харлем стоит у кромки поля, готовый прийти на помощь пациенту. Тогда Хиддинк принимает меры — что есть силы бьет Хенка Вери, надеясь, что игра все-таки остановится. Это и в самом деле происходит. Врач бежит на поле и приносит страдальцу облегчение. А Хиддинк предстает перед дисциплинарным комитетом, который верит на слово человеку, спасшему жизнь другому, и отпускает восвояси.
Окончательный счет — 5:7 в пользу гостей. Но качество игры хозяев вполне прилично, чтобы не вылететь из высшего дивизиона. «Фейеноорд» становится чемпионом, а «Де Граафсхап» набирает 26 очков, которых оказывается более чем достаточно для сохранения прописки в лиге. Хиддинк все сильнее укрепляется на позиции бесспорного лидера коллектива. Это ведь в его крови. Он привык верховодить еще со времен детских дворовых футбольных баталий. Он — из тех, кто выходит на поле с мячом под мышкой и делит игроков на команды. Заводила, сразу берущий управление в свои руки. Он окружает себя водоносами, которые делают грязную работу, а сам он, как десятый номер, строит игру. Он определяет, кто должен бить штрафные: он сам и должен. Эти удары внушают страх. Первый он обычно направляет в стенку: мощно и с убийственной точностью. Примерно на высоте паха. Если позже ему выпадает возможность пробить еще раз, не слишком смелые порядком пугаются. И нередко стенка рушится из-за того, что пара «кирпичиков» норовит улизнуть. Тогда-то и наступает подходящий момент, чтобы закрутить мяч в «девятку».
Таким образом он еще два года не позволяет команде вылететь из высшего дивизиона. Но в 1976-м начинается плохой период. Хиддинк, несмотря на имеющиеся предложения, продлевает контракт еще на год. Но его терзают страхи. Его «водоносы» Крис де Врис и Кун Паулюс заканчивают карьеру раньше срока. А Эрни Брандтсу, как оказалось, нужно еще расти и расти.
Поражения идут одно за другим. Тренер Эверт Тёниссен получает расчет, и его меняет Ханс До-рье. Тот сразу пытается объяснить, что главный — он и никто другой. Он меняет «десятку» на спине у Гуса на ненавистную «четверку» и определяет его в центр защиты. Впервые ему приходится обороняться — а это не его конек. «Когда мы атакуем, — сказал как-то Пит де Врис, — нас, благодаря особым качествам Гуса, становится двенадцать. Но когда мы обороняемся, все из-за тех же его качеств, мы это делаем вдесятером».
8 мая 1977 года флажок падает. «Де Граафсхап» покидает высший дивизион. Его «десятка» уходит сначала в «Неймеген», а затем — в открытое плаванье по всему миру. Он так и не стал фермером, тем более — кузнецом. Но в Дутинхеме не слишком расстроились по этому поводу. Незадолго до конца столетия несостоявшийся фермер был признан ахтерхукской общественностью «Суперфермером» XX века1. В этом есть большое утешение.